Выбор редакции
Комментарии
увеличить шрифт
  • A
  • +A
  • +A

Эксперт: Аттракцион на действующем предприятии - модная вещь в Европе

  • 13:49, 14 декабря 2017
  • Комментариев[29]
Журналист Елена Налимова взяла интервью у партнера КБ Стрелка, урбаниста, автора проекта реконструкции саратовской набережной Григорием Ревзиным.
Эксперт: Аттракцион на действующем предприятии -  модная вещь в Европе Фотобанк СарБК

Первая часть интервью о проекте реконструкции саратовской набережной опубликована в Facebook.

Григорий Исаакович, мне стало известно, что вы являетесь автором проекта реконструкции саратовской набережной. Правда ли это и верно ли, что проект включает в себя некоторые новаторские предложения, как, например, устройство уличных эскалаторов, траволаторов, строительство большого бассейна вместо пляжа и многое другое…
- Правда, что мы в КБ "Стрелка" занимались такой работой. Но, во-первых, КБ "Стрелка" не делает в буквальном смысле проекты – мы делаем концепции, видение, которое потом превращается в техзадание на проектирование. Обычно далее следует архитектурный конкурс, и, собственно, проект делаем не мы. Во-вторых, пока видение, которое у нас получилось, – это внутренний документ КБ "Стрелка". У документа нет официального статуса, о нем можно говорить только как об инициативном предложении. Придумали, нарисовали, пытаемся кого-нибудь увлечь.
От кого это инициативное предложение исходит?
- Инициативное предложение КБ "Стрелка". А я - один из партнеров КБ "Стрелка", и я руководил этой работой. Партнеры ее приняли.
Правильно ли я поняла, что основная проблема сейчас – согласовать это проект с генпланом Саратова, который должен еще пройти общественные слушания?
- Это очень далеко. Основная проблема в том, что городское сообщество и власти разных уровней - федеральные, которые связаны с Саратовом, губернатор, мэр, партии, общественные движения - надо этим проектом увлечь. После этого уже местные саратовские профессионалы должны посмотреть проект и сказать: "У нас по генплану на набережной находится пляж, а у вас нет пляжа. Почему?". Или: "У нас предполагается вывод всех промзон, сокращение территории ГРЭС и соседнего завода комбикормов со стороны реки. А у вас тут совсем другая история. Почему?". Ну и так далее. Если этот неформальный этап пройдет благополучно, тогда можно двигаться в сторону юридических процедур.
А пока у нас нет такой ситуации, чтобы губернатор, мэр или еще кто-нибудь сказали: "Да, классный проект, очень нам нравится, давайте-ка попробуем что-нибудь сделать".
То есть местные специалисты будут как-то исправлять Ваш инициативный проект, приводить его к нашим реалиям?
- Еще раз повторю, если наш проект кого-то увлечет, то предстоит раунд переговоров с Вашим специалистами. Вы же, наверное, знаете, что у вас вдоль реки уже сделана часть набережной. Она, правда, кончается в определенной точке, и начинается просто промзона, но часть сделана. А нам кажется, что там есть вопросы. Представляете, это же большие деньги…
Которые потрачены зря, если Ваш проект будет реализован?
- Любой инициативный проект – это повод для переговоров, а не то, что завтра на вашу набережную выйдут экскаваторы. Это предложение: я лично считаю, что вот так правильно будет сделать набережную Саратова. Но я, вообще-то, не житель Саратова и не представляю никакой власти. Просто у меня есть идея.
Можно Вас как человека, у которого есть мнение о том, как должна выглядеть набережная Саратова, спросить, почему Вы считаете, что она должна выглядеть именно так, а не иначе?
- На набережной сейчас есть некоторое количество проблем, которые, на мой взгляд, не решаются. Вы видели наш проект?
Я его не видела, но я слышала рассказ о нем. Те, кто его видел, рассказали другим, информация стала распространяться. Вы же знаете, с какой скоростью сейчас распространяется информация. Я слышала про элементы вашего проекта: траволаторы, большой бассейн, но не знаю, насколько это правда, поэтому спрашиваю у Вас.
- Понятно. Ну, как вы знаете, центр Саратова - это треугольник с опорой на Волгу. Эта опора - собственно набережная. Но две трети набережной - это неработающая промзона шириной около километра. Когда вы следуете вдоль набережной по улице Чернышевского, вы вообще не понимаете, что там есть Волга, вам кажется, что это какие-то зады города. С этим надо что-то делать, это главная проблема.
Вдоль берега лежит огромное количество лодок, это такие лодочные гаражи. Проект вашего генплана предполагает, что их переведут куда-то подальше от города, это начнется в следующем году. А нам кажется, это важная часть жизни саратовцев и незачем их гнать. Вы просто заменяете одних отдыхающих – лодочников – на других – пешеходов, а зачем? Будет большое количество людей, которые существующим проектом ущемляются. Наш проект направлен на то, чтобы сохранить социальную реальность, оставить эти лодочные кооперативы. Но так, чтобы они не выглядели помойкой. У нас на эту тему есть решение, которое называется "мост вдоль реки". Это не набережная в обычном ее виде, в граните или бетоне. Это такой мост, под которым находятся все лодочные кооперативы.
Важная проблема – как вообще обживать промзону. Вы – в смысле проект генплана – идете по пути зачистки. Идея в том, чтобы все снести и построить жилье. Но снести все сразу не получается. Некоторые предприятия закрылись, а другие еще работают и дорого стоят. Нужно ждать, пока они разорятся.
С другой стороны, построить сразу много жилья в центре, у реки, то есть в премиальном месте тоже не получается, потому что его не смогут купить. В России сейчас не очень высокая покупательная способность у людей, и Саратов, увы, не исключение. Эта история – где-то вставшая стройка, где-то разорившееся предприятие, по сути, свалка – растянется лет на двадцать. Целое поколение. Это плохо.
Мы основывались на опыте реновации большого количества городов, началось это с Ист-Энда в Лондоне, потом была Барселона, теперь уже Гданьск, другие города… Смысл простой: если у вас в городе есть неработающая промзона, надо прежде всего обеспечить поток людей через эту территорию. Если она становится проходимой, то постепенно начинает оживать. Вы не можете все предугадать, но жизнь точно начнется. Участки начнут переоцениваться, где-то возникнет торговля, офисы. Это тоже долгий процесс, но процесс позитивных изменений.
В нашем проекте довольно подробно продуманы эти потоки – и поперечные и продольные – улицы, бульвары. Территория разбивается на кварталы, которые как бы являются продолжением центральной части города, становятся частью городской среды.
Кроме лодочных станций там есть пока еще работающие предприятия.
- Да, там у вас работает ГРЭС, завод комбикормов, ну, и там дальше менее важные, перепрофилированные предприятия. Хлебный комбинат хороший… Нам показалось, что эта идея – выводить предприятия, она вообще неправильная. На набережной есть такие брошенные предприятия – Метизный завод, военные склады, еще что-то. Это плохая среда.
На самом деле, работающее предприятие - это очень здорово. Когда в городе что-то работает, люди работают. Этим можно гордиться, а не закрывать.
Нам кажется, что к заводу, фабрике, тем более ГРЭС нужно относиться как к городской достопримечательности. Не так, чтобы там была колючая проволока вокруг и все закрыто, а чтобы люди могли видеть, что все работает. Тогда это становится городским достоянием. Это вообще очень позитивно действует на социальную атмосферу, когда горожане видят, что у них тут ничего не умирает, не встало, а наоборот, работает.
Но, например, производство комбикормов – это довольно грязное и плохо пахнущее производство. Эстетика в этом, может быть, и есть, но своеобразная…
- Ну, что значит грязное? Это же не нефтехимия. Не сорите, и не будет грязное. Если вы обеспечиваете через это поток людей, тогда производство начинает модернизироваться, владельцы начинают убираться.
Понятно, что такие предприятия, как ГРЭС, являются режимными, нельзя, чтобы народ просто ходил через них. Так возникла идея моста над предприятиями. Это такой пешеходный мост, когда вы идете и сверху видите, как там все происходит. Спуститься вы не можете, но возникает такой аттракцион. Это вообще довольно модная сейчас вещь в Англии, Германии. И это хорошо работает, потому что действующее предприятие - это очень необычная среда, интересно смотреть, что там происходит. Вот вы идете вдоль улицы, там витрины, такой шоппинг вприглядку. А представьте, что там конвейер, это же интересно. И сами предприятия, когда им удается достичь какого-то уровня, здорово начинают работать. Атмосфера меняется.
Мы предлагаем работающие предприятия из промзоны не выводить. Наоборот, именно их делать главным событием набережной, аттракционом.
Теперь относительно вашего пляжа. Я знаю, что у Саратова мечта – сделать пляж на набережной…
Да, Саратов – город на Волге без доступного пляжа. Это грустно.
- Да. И есть фотографии людей на пляже на Волге. Но это до строительства каскада плотин. А сейчас, надо понимать, что Волга в этом месте не очень чистая. Течение так устроено, что вода не пригодна для купания. И вы, наверное, помните, что под мостом у вас сделан пляж, но купаться официально нельзя. Неофициально там купаются, но что в этом хорошего? Это неправильно.
По существующему проекту, который сейчас в генплане, там делается насыпной песчаный пляж. Насчет чистоты воды решения нет.
По проекту там волноломы, которые замедляют течение. Но пляж большой. И по нашим расчетам, а мы специально приглашали экспертные фирмы - и наши, и немецкие, это не очень поможет. И в силу особенностей течения Волги, и из-за сброса воды плотинами. Сколько туда песка не сыпь, через пять лет он окажется в Астрахани. Нам кажется, это плохое решение – все время сыпать песок в грязную воду и считать это главным городским пляжем.
В Португалии есть такой прекрасный архитектор Алваро Сиза Виейра. Он сделал пляж на Тихом океане, прямо на берегу. Там холодно, волны сильные. И он придумал бассейн в океане. Бетонная ванная в уровне воды. То есть, когда вы плаваете, вы видите дальше океан, в бассейне океанская вода, она чистится и так далее. И мы сначала придумали сделать бассейн в Волге.
Но потом оказалось, что это не годится. Слишком толстые стены нужно сделать. Иначе лед, когда он поднимается от сброса воды, все срезает. Вместо этого предлагается внутри набережной, в ее теле, сделать очень большой открытый бассейн. Который создает ощущение, что вы плаваете в реке. Это известный эффект, который используется теперь везде на курортах. Кто был в Турции, в Египте, в Испании, хорошо знает, что бассейн делается выше уровня воды, но в горизонте его поверхность и поверхность воды в естественном водоеме сливаются. Он длинный, почти 150 метров, но это не спортивный бассейн, а чисто городская вещь.
Естественно, он только летний, а зимой там каток. Еще есть детская часть.
А это вообще возможно - превращение бассейна в каток? Обычно их консервируют определенным образом, иначе просто разорвет чашу.
- Нет, это решаемая проблема. Конечно, это еще не детальный проект, есть только экспертная оценка. Но эксперты нам говорят, что это возможно, и особых проблем здесь не видят.
По нашей версии, этот бассейн находится примерно там, где юридическая академия. Прямо перед ней спортивный комплекс, дальше выход к набережной и, если смотреть на Волгу, то слева от нее начинается бассейн.
Как встроены в ваш проект знаменитые здания мельниц на Чернышевского? Насколько я знаю, на них делается акцент.
- Дальше по набережной в проекте – марина (стоянка для яхт - Авт.), как раз вокруг той прекрасной мельницы. Там башня, очень хорошие здания.
В Саратове сейчас, не знаю как это у вас получилось, речвокзал превращен в магазин "Эльдорадо". И теперь лодки ездят мимо вас, и даже хорошие яхты стоят далеко, в город не заходят. В результате и город не получает от этого никаких доходов, и яхтам не очень хорошо, потому что владельцы должны минут сорок ехать до города, чтобы как-то приобщиться к городской жизни. Нужная хорошая пристань.
И марина, по нашему замыслу, должна стать таким центром притяжения и для яхт, и для людей. Там должны быть фудкорты, гостиницы, местный рынок, бутики. Все, что связано с принятием яхт. Это отдельный бизнес, люди с яхты могут где-то ночевать, должны быть хорошие гостиницы и рестораны. С другой стороны, в Саратове какие-то совсем дорогие рестораны в большом количестве не пойдут, но фудкорт – это формат доступной еды. Ну, как в Сингапуре или Гонконге.
Еще в проекте есть отрезок набережной, где предполагается открытое хранение яхт. Когда они просто стоят на набережной, эти яхты, они красивые, как памятники. Эту часть мы взяли с Женевского озера. Я некоторое время провел в Лозанне, в Швейцарии – в клинике лежал. Там, конечно, есть очень дорогие форматы – Женевское озеро, оно такое миллиардерское. Но вот набережная там – это довольно демократичный формат, там даже кемпинги студенческие. И мне страшно понравились эти лодки на набережной.
А как с погодными условиями? Саратов, мягко говоря, отличается от Лозанны климатом.
- Конечно, когда начнется крайняя зима, останется просто речной берег, снег метет. Я не знаю, вы гуляете зимой по самой набережной или нет? Мне кажется, это не очень приятное место для прогулок. Но возьмите петербуржцев – им такая погода нравится. Структура все равно продолжит жить, будут стоять на зимней набережной эти яхты - довольно героическое ощущение.
Разве яхты зимой там могут стоять?
- В Лозанне стоят. Там бывает -5, снег лежит… Особой разницы -5 и -30 нету в смысле комфорта, если метет. В любом случае это можно и не делать. Просто это сравнительно недорого, в несколько раз дешевле, чем зимнее хранение яхты в эллинге.

Похожие материалы

  • 19.12.2017, 09:55 Эксперт: В Саратове ведут себя так, будто они в Тольятти Журналист Елена Налимова опубликовала в Facebook вторую часть интервью с партнером КБ Стрелка, автором проекта реконструкции саратовской набережной Григорием Ревзиным.
  • 17.04.2017, 12:50 Н@блюдатель. "Как в Европе", но "сталинскими методами" Страстная неделя выдалась богатой на страсти и события. В Саратове был задержан и затем доставлен в Москву, осужден и помещен под арест оппозиционный политик Вячеслав Мальцев. В самом областном центре развернулся протест против вырубки елей в Мирном переулке. Еще одним громким событием стало возбуждение уголовного дела в отношении бывшего директора регионального фонда капремонта Дмитрия Любушкина.
  • 20.12.2016, 10:23 Шахматный клуб имени Маяковского, или Как испаряются скверы В Саратове исчез сквер, а именно сквер имени Владимира Владимировича Маяковского. Причем, исчез не только фактически (фактически эта зеленая зона приказала долго жить уже в начале года), но и на бумаге. Территория между бывшим Домом офицеров и отелем "Жемчужина" значится просто - Бабушкин взвоз, б/н. А чиновники, отвечая на вопрос о "сквере Маяковского", делают круглые глаза и словно не понимают, о чем идет речь: "В Сводном реестре объектов муниципальной казны территория, занимаемая зелеными насаждениями. – сквер им. Маяковского В.В. – не значится".
  • 16.11.2016, 10:39 Особняк Корнилова на Московской. Изнанка капремонта Фасады на улице Московской в Саратове приобретают все более привлекательный вид. Лепнина больше не вызывает отвращения, карнизы - страха, фасады – омерзения. Приятное преображение коснулось и одного из центральных фасадов, составляющих гармоничный ансамбль Музейной площади, - Дом Корнилова. "Фокусу города" удалось пробраться внутрь здания и выяснить, соответствуют ли привлекательной обложке внутреннее убранство объекта культурного наследия федерального значения.
  • 15.11.2016, 10:37 А и Б – вопросы о судьбе. Что ждет 200-летний дом-памятник на Московской То, что в Саратове "исчезают" памятники - не новость. Так было и 70, и 50, и 20 лет назад. Так происходит и по сей день. Это горько, больно, обидно "за державу", а если точнее - за родной город, самобытный, некогда богатый, купеческий. Говорят, что уходят они постепенно: было здание - объект культурного наследия, глядь - а он уже вовсе не объект, еще немного - вот и стерто оно уже с лица земли, с Google-карты, из памяти... Я почти уверена, что это происходит именно так - неторопливо, незаметно, под шумок каких-то других остро-социальных проблем.

Новые материалы

  • 19.01.2018, 12:14 "РГ": Аптеки обяжут предлагать дешевые лекарства "Дорожная карта" по развитию здоровой конкуренции в здравоохранении (утверждена распоряжением правительства РФ) предлагает ускорить вывод на рынок новых медицинских препаратов. Это увеличит ассортимент и позволит снизить цены на лекарства.
  • 19.01.2018, 11:04 "Форма воды". Заметки киномана Не все монстры одинаково ужасны. Некоторые из них и вовсе не злые, а просто не знают правил человеческого мира, как создание Франкенштейна из старых фильмов. Или, как Годзилла, они олицетворяют силы природы, которые человечество не замечают. А некоторые и вовсе на лицо ужасные, добрые внутри. И вот по таким монстрам мексиканский режиссер Гильермо дель Торо ("Лабиринт Фавна", "Тихоокеанский рубеж", "Багровый пик") — специалист. За что ему и его новой картине и выдали главный приз Венецианского кинофестиваля, "Золотой глобус" за лучший драматический фильм и еще (пока) пару сотен номинаций на прочие награды.
Новости партнеров
 Orphus