Выбор редакции
Комментарии
увеличить шрифт
  • A
  • +A
  • +A

Блоги. Парсамовский роддом: офисник в памятнике

  • 09:46, 11 января 2017
  • Комментариев[5]
Блоги. Парсамовский роддом: офисник в памятнике
Объект культурного наследия регионального значения "Усадьба Н.И.Шмидта, 1899 г., арх. Салько А.М." в Саратове более известен, как "Парсамовский Роддом". До 1990-х здесь располагался роддом, где в середине века главным врачом работал Оганес Парсамов. Довольно много саратовцев родились именно здесь. Но обо всём по порядку.

Николай Иванович Шмидт, однофамилец саратовского рода немецких мукомолов, открыл свой магазин аптекарских и москательных товаров еще в 1888 году на Московской улице, против Дворянского собрания, в доме Штафа.

В газете "Саратовский листок" № 59 от 17 марта 1888 года сообщается об открытии этого магазина. Жителям Саратова предлагались сироп грудной, солодяная карамель, алтейная пастила от кашля, сигареты Кока от одышки, ментольные ингаляторы, мозольные жидкости, зубные капли и другие медицинские препараты и снадобья.

Успешная коммерческая деятельность Н.И. Шмидта позволила ему в 1899 году построить на пересечении Московской и Соборной собственный большой и красивый дом по проекту архитектора А.М. Салько, где он разместил аптеку и склад аптекарских товаров. Часть дома использовалась в доходных целях. Например, здесь располагались контора фирмы Нобеля, служба телеграфа РУЖД, фабрика тетрадей Соломонова.

Об истории саратовской династии аптекарей Шмидтов рассказывает информационный вестник Саратовского областного музея краеведения. Предположительно, корни саратовских фармацевтов Шмидтов восходят к XVIII веку, когда императрица Екатерина II своим манифестом пригласила жителей европейских стран селиться на берегах Волги. Начало медицинской династии Шмидтов положил Иван Андреевич, получивший в 1811 году свидетельство об окончании Императорской медико-хирургической академии в Санкт-Петербурге по специальности "Помощник аптекаря".

Продолжили его дело сын Иван, внук Николай и правнуки. Так, Борис Николаевич окончил в 1923 году медицинский факультет Саратовского университета, стал преподавателем на кафедре гистологии, защитил кандидатскую диссертацию. Его жена Вильгельмина в 1937 году получила диплом с отличием Саратовского медицинского института. Их дочь Стелла в 1959 году стала санитарным врачом.

Шмидты прошли через все испытания, которые выпали на долю немцев Поволжья. В августе 1941 года семья Бориса Николаевича была выслана из Саратова. Вильгельмина Ивановна с двумя дочерьми оказалась в ссылке в Павлодарском крае Казахстана, а глава семьи, как мобилизационный рабочий Трудармии, - на поселении в Куйбышевской области.

Лишь в 1947 году Борису Николаевичу дали разрешение на приезд супруги с дочерьми, в 1949 – на выезд в Томск, где по–прежнему взрослые были обязаны отмечаться у военкома. Стеллу Борисовну сняли со специального учета и предоставили право свободного перемещения лишь в 1956 году. Реабилитация пришла только в 1992 году, когда были оправданы тысячи безвинно пострадавших российских немцев.

После революции усадьба Шмидта была национализирована и передана городскому отделу здравоохранения. Уже в 1920-х годах здесь открылся родильный дом и гинекологическая больница. С 1930 года до 1953 гг этим медучреждением руководил главный врач Оганес Сумбатович Парсамов (1885-1953), поэтому в народе она звалась "Парсамовской больницей".

В конце 1990-х из-за изношенности медицинские учреждения покинули здание. Здание было выкуплено у муниципалитета "Саратовским городским благотворительным фондом поддержки здравоохранения", после чего последовала целая цепочка перепродаж. Серия махинаций, связанных с приватизацией квадратных метров здания, вызвала серьёзный резонанс в прессе.

Проведённая реконструкция с надстройкой третьего этажа и мансарды изменила исторический облик здания. Таблички сообщают о том, что надстроенное и заклеенное рекламой здание - памятник архитектуры.

Многие бывали внутри во времена работы здесь роддома, поэтому наверняка будет интересно взглянуть на изменения, произошедшие в здании. Зайдём в центральный угловой вход с колоннами, и посмотрим, как выглядят интерьеры сейчас.

Эта дверь ведёт нас в супермаркет "Семейный". Кто сказал бы, увидев зал внутри, что мы в памятнике архитектуры конца 19 века?

Центральный вход со стороны Московской закрыт.

Поэтому войдём через дверь, завешанную вывесками "БТИ" и другой рекламной мишурой.

Внутри - вот такой "офисник".

Поднимаемся. Ещё поднимаемся.

Ещё поднимаемся.

Ещё поднимаемся.

Кабинеты внутри, с точно таким же декором, как и везде. Ладно-ладно, спускаемся обратно.

Такое вот преображение объекта культурного наследия случилось всего за несколько лет. Внутри вообще не понятно, что это историческое здание 19 века.

Если мы рассмотрим современные охранные обязательства почти любого саратовского памятника, то одним из первых пунктов является запрет на проведение работ, изменяющих облик, объемно-планировочные и конструктивные решения объекта культурного наследия. К сожалению, примеров "реставраций", при которых достраивались этажи, мансарды и пристройки в Саратове немало. Однако из Градостроительного кодекса РФ следует, что работы, в результате которых происходит изменение параметров здания, относятся к реконструкции, которая в отношении абсолютного большинства объектов культурного наследия запрещена.

В итоге пропадает не только задумка архитектора (как те же аттики и купол на доме Шмидта, которые визуально венчали здание). Вместе с этим мы теряем и внешний облик купеческого города. Будут ли улицы рассказывать об историческом прошлом нашим внукам?

Использованы источники:

1. Давыдов В.И., Семёнов В.С. "Саратов историко-архитектурный", 2 изд, С.: 2012

2. Сайт Фотографии старого Саратова

3. Выставка "Семейный архив". Из истории саратовской династии аптекарей Шмидтов. Информационный вестник Саратовского областного музея краеведения, №90, май 2011 г.

Комментарии - 5
Сортировать
  • По рейтингу
  • По дате
  • Леонид
    11.01.2017, 10:43
    Спасибо за статью, сколько у нас памятников архитектуры, полностью утративших внешний и внутренний облик? Например, особняк на углу Октябрьской и Соляной. Он полностью завешан современной мишурой. Или особняк Шмидта на Сакко и Ванцетти рядом с Горького, там был Саратовнефтегаз. В результате двух переделок он полностью утратил свой облик и ничем не примечателен. К сожалению, за последние полвека архитекторов, ответственных за это безобразие, в Саратове нет.
  • Гость
    11.01.2017, 11:00
    когда-то там родился и я, а позже и Рома Абрамович
  • Saratovman
    11.01.2017, 11:06
    Случайно родильные дома после закрытия не должны ли сжигать, а на их месте строить новые здания? Именно сжигать и не реконструировать, делать ремонт и т.д.
  • Мазафака
    12.01.2017, 20:56
    Нет, их не сжигают, в них открывают продуктовые магазины.
  • Гость
    18.01.2017, 17:38
    Что делать, коли городом и областью после 1991 года руководили люди из деревни низкого воспитания и малого образовательного уровня?
Добавить комментарий
 Orphus