Выбор редакции
Комментарии
увеличить шрифт
  • A
  • +A
  • +A

Блоги. ДНР на стройке

  • 10:07, 10 февраля 2017
  • Комментариев[3]
Для меня очевидна логика писателя Василия Авченко, номинировавшего на "Нацбест" именно эту книгу Захара Прилепина – фронтовую нон-фикшн "Всё, что должно разрешиться" (М.; АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2016 г.). О сражающемся крае, географии войны, переходящей в историю, об Александре "Бате" Захарченко и Арсене "Мотороле" Павлове, "про Донбасс и за Донбасс". Наверное, формату литературной премии куда точнее и ярче отвечала бы другая свежая книжка Захара – сборник новеллистики "Семь жизней". Где больше половины рассказов – настоящие шедевры русской прозы, на стыке реализма и метафизики, остальные – попадание между десяткой и девяткой (стопроцентно выбитых очков ни одна книжка не выдержит); свидетельство мускулистой писательской зрелости, золотой олимпийский стандарт. "Семь жизней" - именно "бестселлер", безусловно "интеллектуальный", имеющий все потенции добраться, как минимум, до НБ-шорт-листа…

Однако Василий, как и Захар, не искал легкого пути. Ориентировался не на "бестселлер", но на эпитет "национальный", что сегодня принципиальнее – и в литературе, и в жизни.

…Если когда-нибудь государство "Новороссия" появится на всех мировых картах (а Захар уверен, что так оно и будет, при нашей уже жизни), Прилепин по праву будет причислен к строю его отцов-основателей. Тут, помимо образцов, которые сразу приходят на память, - "10 дней, которые потрясли мир" Джона Рида, публицистики Эренбурга и стихотворений Симонова первых лет великой войны, сверхпринципиален сам пример медийного персонажа, сменившего все свои зоны комфорта на гарь и ад передовой, каторгу строительства нового государства, остракизм и проклятия весомой части вчерашних поклонников. Писатель, революционер, солдат нашел свое место на земле и в истории.

Захар, подробно расспрашивающий героев сопротивления о том, как начинался "их Донбасс", собственное присутствие обозначает вполне штрихпунктирно – сначала заехал как военкор, "потом, назовем это так, всячески способствовал деятельности одного подразделения ополченцев"; одновременно поставлял гуманитарную помощь, объемы которой внушительно росли – началось с его собственного, "муцубиси-паджеро", джипа и "Газели" с медикаментами, а в последний раз (по книжной хронологии) внедорожник Захара сопровождали еще четыре джипа, да три фуры, да всё та же бессменная "Газель". Сейчас Захар работает советником главы ДНР Александра Захарченко, однако на этом фоне самое, пожалуй, важное – его военная публицистика: дневники, очерки, репортажи, "портреты на фоне, фейсбучные записи, весь этот сильный и горький набор наблюдений и впечатлений отлился в книги "Не чужая смута" и "Всё, что должно разрешиться".

Захар, выключая себя из культурного ландшафта этой войны, крепко переживает, какой-то пацанской болельщицкой эмоцией:

"Наверное, освободительной войне на Донбассе — для того, чтоб стать мировым событием — не хватило элементарной (публичной!) поддержки.

За гражданской войной в Испании стояли Советы, и туда ехал Хэм. Мир знал об этом.

За революцией на Кубе, в Никарагуа и во Вьетнаме всё так же стояли советские товарищи: они дали всему должное освещение. Тогда ещё существовал Варшавский блок, да и позиции "левых" в Европе были сильнее: по крайней мере, мощностей для того, чтоб Че Гевару сделать мировым брендом, — хватило.

Да разве его одного?

(…) Буржуазная интеллигенция разбежалась, но жалеть о ней не стоит — она и в Киеве, где осела, никаких песен и стихов не сочинит; она умеет только кривляться и хамить; в лучшем случае они могут приготовить "креатифф", и сами его съесть.

Но юные? Но золотые? Но революционные донецкие и луганские юноши и девчонки — где их гений?

С затаённым сердцем жду их голосов.

(…) Масштаб появляется тогда, когда у революции появляется свой великий художник, свой великий режиссёр — со сногсшибательными спектаклями и умопомрачительными картинами.

Нужна хотя бы одна на Донбассе сочинённая песня той же силы, что "Команданте Че Гевара". Нужен "Тихий Дон", нужна "Конармия".

Нужна "Гибель комиссара" кисти Петрова-Водкина. Нужно, чтобы в гости заехал Хэм".

Чуть ниже он, впрочем, оговаривается:

"Долгое время казалось, что даже поэзии ещё нет об этой войне — высокой пробы, истинной.

Но потом вдруг — будто хлынуло, прорвало, вскипело: харьковчане Станислав Минаков и Анна Долгарева, военкор Семён Пегов и ополченец Игорь Грач, Анна Ревякина и Владимир Скобцов из Донецка, Светлана Кекова, Юнна Мориц и Олеся Николаева — из России… Поэзия явилась и отвоевала огромную правоту — ибо прекрасные стихи могут сложиться лишь о праведных событиях".

Но вот дался тебе, Захар, этот "Хэм". Я тут не стану говорить о вечном нашем "низкопоклонстве перед…", даже подсознательно прорывающемся и вполне простительном. Но должен сказать вещь для многих очевидную - Прилепин для сражающегося Донбасса и есть такой Хемингуэй; не будем сравнивать исторических обстоятельств и уровень таланта, посмотрим на табло – и результат будет, пожалуй, сопоставим, а то и выше. К благородному сбору гуманитарки Захар привлек лучшую и главную часть граждан России, и это оказалось не порывом, а процессом и проектом; наверняка и воинов-добровольцев немало активировал словом и делом; славная легенда Моторолы, "веселого солдата", тоже во многом его рук и ума дело. Да что там – через пяток-десяток лет напишут о войне в Донбассе вполне академические труды, снимут полные метры и сериалы – и первой ссылкой, сценарным сырьем станут военные дневники Захара Прилепина.

Но посмотрим и шире. "Антимайднан" Прилепина начался, собственно, задолго до Майдана, определенным этапом можно назвать знаменитое "Письмо товарищу Сталину". Поначалу публицистика и сатира, направленная против либерального мейнстрима, многим казалась тусовочной сварой, попыткой отвоевать у прогрессоров гуманитарно-медийное пространство. В лучшем случае – очередной, дерзкой, но обреченной попыткой консервативного реванша. И только на фоне украинских событий сделалось ясно, насколько точно угадал Захар время, в которое необходимо качнуть мировые струны. И мир качнулся ответно - Brexit, парад европейских национализмов, Марин Ле Пен, Дональд Трамп и пр. И дело теперь за всеми нами.

"...в память о всех тех, кто положил свою жизнь за нас, за нашу родню и наших детей, мы должны возвести хрустальное христианское государство, где лучшими людьми почитаются лучшие люди, а не хоровод фарисеев, патологических трусов, выдающих себя за наших артистов и патологических мошенников, выдающих себя за политическую элиту.

...иногда выхода, кроме жизни нет".

Наверное, этаIhaveadreamЗахара была бы лучшим завершением рецензии на "Всё, что должно разрешиться", но позволю себе еще несколько чисто литературных соображений.

Книга сделана мастерски – замечательная архитектура (три части с портретами-приложениями "Женщины Донбасса", "Мужчины Донбасса", "Дома у Моторолы", "Воха из “Спарты”" и тревожная кода – "Эпилога не будет"). "Темные купола церквей" на Донбассе, золото, замешанное с углем, закольцованы с темными лицами бойцов и командиров в финале. Отличный русский язык – сухой, точный, пластичный. Есть даже редкая в нон-фикшн механическая увлекательность чтения; батальные сцены и эпизоды боевой работы – из лучших в нашей военной прозе. Психологизм и портретное мастерство – образ главы ДНР Александр Захарченко, знакомство с которым начинается с лихой фразы "Захарченко не курит только под капельницей" (с лихостью вообще всё в порядке, чего стоит утверждение: Иосиф Кобзон на Донбассе и есть Сид Вишез – аллюзия на кинчевский гимн "Всё это рок-н-ролл"), последовательно обретает рельеф и объем, - но не былинный, а чисто человеческий.

Вместе с тем Захар, это заметно, здесь желает быть литератором меньше, чем где-либо; он буквально бьет себя по руке. Чтобы не получалось икон, как у Бабеля с буденновскими казаками, чтобы романтическая одержимость не подменяла трудное, гусеничное движение жизни, а живая кровь не превращалась в плакатную краску.

Конечно, контрабандой проскакивает. Про Захарченко: " -  Есть  такая  песня  хорошая,  десантная, -  рассказывал  он, - и там  поётся…" Что поется – не так важно, интересно, что глава ДНР здесь повторяет прохановского персонажа, камикадзе-юродивого из "Господина Гексогена", Николая Николаевича, с его тревожащим заклинанием "такая поется песня"…

Но, может, не литература контрабандой, а сама русская революция, не признает календарей и технологий? Из хроники боев под Дебальцево:  

"Когда  Батю  бойцы  увидели - охренели, -  добавил кто-то из охраны главы. – “Вы Захарченко?”  - ”Да”,  говорит.  Сразу крику: ”Захарченко здесь!”.."

Очень похоже на: "В одной сверх-безумной по отваге контр-атаке я был в упор пронизан большевистской пулей в бедро через слепую кишку на вылет и свалился с седла. Это послужило причиной нашего отступления, так как чья-то неопытность крикнула по фронту: "Батько убит!.."" - из письма Нестора Махно соратнику, Петру Аршинову.

Цитатой и закончу: "…здесь пролегает передовая линия противостояния нового времени. Не между "русским миром" и заблудшим "украинством", нет! Но между глобальной системой военного, экономического и культурного подавления всякого суверенитета в интересах финансовых, внеэтнических, и по сути антихристианских клубов, центров и корпораций, — с одной стороны, а с другой: народам, имеющим право на выбор.

Это был первый поединок, и нашего поражения не случилось. Впрочем, и до победы далеко".

Комментарии - 3
Сортировать
  • По рейтингу
  • По дате
  • Какое дело Саратову до ДНР?
    10.02.2017, 10:59
    И так украинцы оккупировали Саратовскую область, пускай про это напишет!
  • Гость
    10.02.2017, 16:11
    Несостоявшийся менеджер по продаже куриных окорочков Захарченко увешанный генеральскими лампасами и самопальными орденами - кино "Свадьба в Малиновке" сегодня. Но это всё увы не смешно...
  • Гость
    13.02.2017, 22:43
    Ни что так дёшево не стоит на славянской войне, как человеческая жизнь. Это катастрофа двух, когда то братских народов. Это чудовищно, но факт: русские воюют против русских, украинцы против украинцев! А нам постоянно говорят о славянском братстве. Оказывается это очередной банальный миф.
Добавить комментарий
 Orphus